Финансовый рынок

По оценкам аналитиков CB Insights data и Accenture, общая выручка мирового рынка финансов по итогам 2015 году составила $17 трлн., или 17% ВВП. Мировой финансовый рынок представляет собой сплав национальных и международных рынков, основной функцией которого является накопление и перераспределение денежных капиталов при помощи финансовых институтов, как банки, пенсионные, страховые и валютные фонды и т.д. Структура рынка включает следующие сегменты: кредитный рынок, валютный рынок, рынок инвестиций, страховой рынок и рынок платежных инструментов. 

Согласно статистическим отчетам Всемирного Банка на портале www.data.worldbank.orgобщий мировой ВВП в 2016 году составил 73,89 трлн. USD, что на 0,35% меньше показателей 2015 года. Денежная масса в 2015 году составила почти 91 трлн. USD, общемировой кредитный рынок достиг 65 трлн. USD, депозитный рынок 35,8 трлн. USD, рынок денежных переводов составил 0,55 трлн. USD, а чистый оток прямых иностранных инвестиций 1,82 трл. USD. Рынок капитала по номинальной стоимости эмиссии ценных бумаг компаний составил 61,78 трлн. USD.

Согласно отчету Международного валютного фонда IMF по результатам 2016 года риски глобальной финансовой стабильности увеличились с 2015 года. В странах с развитой экономикой перспективы ухудшились из-за повышенной неопределенности и низких темпов роста экономики. Сбои на глобальных рынках активов усилили давление на мировую финансовую систему. Снижение цен на нефть и сырье сохранили повышенные риски в странах с развивающейся рыночной экономикой, в то время как большая неопределенность в отношении изменения темпов экономического роста Китая увеличивает финансовые потоки на мировом рынке. Эти факторы увеличивают сроки неопределённости финансовых рынков, поднимают кредитные риски, снижают готовность к риску и загоняют участников финансового рынка в угол попыток финансового оздоровления, и в итоге подрывают стабильность мировой финансовой системы (GlobalFinancialStabilityreport 2016, IMF, http://www.imf.org/external/pubs/ft/gfsr/index.htm 05/10/2016).

Финансовая нестабильность может повлечьсокращение мирового производства на 3,9% от показателей 2016 года к 2021 году. Регуляторы рынка для обеспечения востановления финансовой стабильности должны сконцентрировать внимание на решение трех ключевых проблем: накопленные проблемы финансовой системы в странах с развитой экономикой, повышенная уязвимость экономики развивающихся стран и высокие системные риски ликвидности на рынках. Потрясения на мировых рынках проверяют устойчивость как стран с формирующимся рынком, так и стран с развитой экономикой, так:

• В странах с развитой экономикой кредитные риски возросли впервые с 2011 года. Банки во многих странах с развитой экономикой вновь оказались под давлением со стороны обесценивания акций и роста кредитных рисков. В начале 2016 года у многих банков снизились рейтинги, в частности, у почти всех банков со слабыми бизнес-моделями и высокими капитальными затратами.

• На развивающихся рынках оголилась проблема избыточных мощностей в сырьевых секторах, когда ранее полученные на инвестиции займы не погашены и притоки от деятельности не позволяют поддерживать график выплат по кредитам. Просроченная задолженность усиливает риски для суверенных балансов, кредитных рынков и банков.

В совокупности эти проблемы вместе с торможением роста производства, снижением притока капитала, а также ослаблением валютных курсов усиливают негативную ситуацию в глобальной финансовой системе. Продолжение снижения мирового спроса и рост предложения производителей с Ближнего Востока удерживали цены на нефть низкими в течение 2016 года. Рост экономик развитых стран оказался ниже прогнозных значений международных организаций, а по ряду развивающихся экономик показатель ушел в отрицательную зону. Основными факторами были обозначены:

1) «жесткая посадка» китайской экономики, которая не смогла переориентироваться с экспортного потребления на внутреннее;

2) продолжающиеся санкции между Россией и западными странами;

3) «brexit» и «поток эмигрантов» в страны Европы, увеличивающие экономическую, политическую и институциональную неопределенности;

4) уровень инфляции в США ниже таргетируемого значения.

Политика количественного смягчения центральных банков Европы и Японии, по мнению инвестиционных компаний, не дала ожидаемого результата по росту уровня инфляции и восстановлению экономической активности. Ввиду негативного эффекта состояния этих стран на глобальный спрос, ожидаются слабые темпы роста мировых экономик в следующем году. Предпосылок к сворачиванию программ количественного смягчения не отмечается. С другой стороны, по ожиданиям большинства участников финансового рынка, повышение базовой процентной ставки ФРС США приведет к глобальной переоценке активов и усилению перетока капитала, «бегство от рисков» из развивающихся стран в развитые.  В попытках восстановления более высоких цен на нефть страны ОПЕК продолжат сокращать объемы добычи. По мнению экспертов неопределенность ожиданий по политике нового президента США, рост ставки ФРС и вероятность повышения объемов добычи нефти в Северной Америке (в случае повышения цен на нефть выше 60 долларов США за баррель) ограничат положительный эффект на рост цен.

По мнению экспертов Deloitteпервоначальные рыночные реакции на неожиданный исход выборов в Соединенных Штатах показали улучшение перспектив для банков и рынков капитала корпораций в 2017 году. В опубликованном в январе 2017 года докладе «2017 Banking & Securities Outlook»  (Обзор банковского и инвестиционного рынков на 2017 год) Deloitte проанализировал макро тенденции по всей отрасли, экспретные мнения по направлениям бизнеса, а также основные тенденции, которые будут влиять на все направления финансового сектора в 2017 году. Предполагается некоторое оживление глобальных финансовых рынков при небольшом росте ВВП в индустриально развитых странах, улучшение экономической ситуации в странах с высокой зависимостью от рынков энергоресурсов и, как следствие, частичное восстановление покупательской способности и небольшой рост малого и среднего бизнес. Банковская система все еще находится в коридоре угроз из-за вышеописанных сложившихся условий – процесс восстановления ликвидности и рост активов идут слишком медленно для ожидания значительных улучшений в 2017 году. Кроме того, на финансовом рынке все большее развитие получают альтернативные источники финансирования бизнеса и населения, забирающие значительные доли на традиционном банковском кредитном рынке.

Острая необходимость в оптимизации затрат и ужесточение конкуренции на рынках приводят большинство банков и финансовых корпораций к полной трансформации бизнес процессов предоставления традиционных финансовых услуг. Эти оптимизационные процессы коснулись и кредитов, и депозитов, и платежных инструментов, и эквайринга и даже расчетно-кассового обслуживания. Игроки на финансовом рынке, находясь одновременно под прессом быстрых и ужесточающих правила игры изменений в постановлениях и порядке отчетности регуляторов, и под давлением альтернативных, еще законодательно слабо регулируемых, конкурирующих  форм финансовых услуг населению и бизнесу (платежные системы, торговый вендинг, микрозаймы, паевые фонды, элеткронные деньги и пр. услуги не банковского сектора) вынуждены переходить или к синергии и вливаться в крупные конгломераты, или осознанно сокращать ассортимент услуг и концентрировать внимание на нишевых узких сегментах рынка или географически локализоваться за счет сокращения филиальной сети. Практически все банки предпочитают переходить к более высокому уровню информатизации, вплоть до внедрения аналитических систем принятия решений – робосоветников.

Доходы от управления активами также находятся под давлением необходимости разделения мари между многими вовлекаемыми участниками рынка, что приводит к сокращению числа трейдеров, числа инвестиционных банков и сокращения объемов управляемых активов. Несмотря на принимаемые меры по оптимизации, большинство финансовых структур остаются слабыми и не конкурентоспособными в новых измененных условиях глобальных рынков. Эксперты Deloitte констатируют подтверждение явления внутрисистемного кризиса, а не реакцию финансовой системы на негативную экономическую ситуацию). Внутрисистемный кризис требует полной трансформации бизнес структур игроков финансового рынка под новые реалии и значительной реформации регуляторного законодательства как на глобальном и страновых уровнях. Именно поэтому 2017 год прогнозируется как год радикальной перестройки архитектуры банковских и инвестиционных систем, главенствующей роли аналитики в бизнесе и, как следствие, пересмотра корпоративных бюджетов с превышением затрат на анализ над расходами на рекламу. Ожидается также значительное изменение в регуляторной среде под давлением текущих процессов изменения географии финансового рынка и смещения центров концентрации источников фондирования и управления капиталом из стран G20 в сторону стран BRICs.